На главную
Главная
Тексты
Переводы
Тексты друзей
Форум
Об авторе
Написать автору
Интересные сведения

 

 

В оформлении сайта использована живопись и графика Михаила Молибога

Тексты | Россия - не Украина или почему мне не нравится Ющенко

Этот текст я написал под влиянием одного своего друга, который, будучи превеликим ненавистником Путина, на контрасте чрезвычайно возлюбил «оранжевую революцию» и Ющенко.


 

Россия - не Украина
или почему мне не нравится Ющенко

"Можно обманывать немногих длительное время,
можно обманывать многих недолго, но нельзя обманывать всех всегда"

Франклин Делано Рузвельт

 

Этот текст я написал под влиянием одного своего друга, который, будучи превеликим ненавистником Путина, на контрасте чрезвычайно возлюбил «оранжевую революцию» и Ющенко.

Еще в самом начале украинской кампании я писал в "Ведомостях", что Ющенко не нужен России в качестве украинского президента. Янукович при этом рассматривался исключительно как меньшее зло. Дальнейшие события только укрепили меня в собственной правоте. Но я не буду специально останавливаться здесь на рассуждениях по поводу различий кучмовского проекта (на самом деле и януковичевского) «Украина как неРоссия» и ющенковского «Украина как антиРоссия». И не буду напоминать про Восточную и Южную Украину и 12 млн. избирателей Януковича. Про все про это за последние три месяца писано-переписано. Как и про то, как замечательна «революция» и особенно Майдан, как чудесен Ющенко, за которого «народ», и какая прекрасная жизнь теперь настанет на территории бывшей Украинской ССР.

С учетом настойчивого желания определенной части российской и зарубежной политусовки разжечь оранжевые настроения в России, необходимо наконец разобраться с тем, что есть Ющенко на самом деле.

Поскольку я не знаком с человеком по имени Виктор Андреевич Ющенко и не могу судить, насколько его личность совпадает с медийным образом, то все, что будет сказано ниже о «Ющенко», основано исключительно на сформировавшемся у меня отношении к тому, что говорится и делается им публично и от его имени.

1

На самом деле Украина действительно не Россия. И дело тут вовсе не в «подмеченном» многими отставании политической истории. Считается, что украинцы де с опозданием на два-три-четыре года сталкиваются с теми же проблемами, что и россияне, и решают их сходным образом. Но на самом деле, если президентские выборы 1999 г., на которых Кучма победил коммуниста Симоненко, еще можно сравнивать с российскими выборами 1996 г., то уже выборы в Раду в 1998 и 2002 гг. мало чем походили на думские кампании 1995, 1999 и тем более 2003 гг. А точнее – совсем не походили. Также следует напомнить, что у украинцев не было ни своего октябрьского столкновения 1993 г., ни чеченских войн, ни дефолта.

Тем более бессмысленно сравнивать наши последние президентские кампании. В 1999 г., оклемавшийся после дефолта российский олигархат на уровне, если угодно, коллективного разума, окончательно признал необходимость завести в России «царя». Это в перспективе означало трансформацию соревновательной олигархии 1990-х гг. в значительно менее конкурентный режим, но чем не пожертвуешь ради порядка на своей «земле больших возможностей»? Первый претендент явился моментально — Лужков. Правда, до поры он решил скрываться за спиной Примакова. Второй был выдвинут тогдашней кремлевской командой во главе с Дьяченко, Юмашевым и Абрамовичем по итогам сложного кастинга. Это был Путин. Дальнейшее слишком известно, чтобы тратить время на пересказ. История выдвижения претендентов тоже ни для кого не секрет, но она нам здесь нужна, чтобы показать различия российской и украинской ситуации.

На Украине в 1990-е гг. также сложилась соревновательная олигархия, даже более бойкая, чем у нас. Михаил Афанасьев даже считает, что там эталонная олигархия «в точном, аристотелевском, смысле слова». Но заводить «царя» украинский олигархат не собирался даже несмотря на то, что безобразия, проистекающие вследствие постоянных «соревнований», вредят им самим.

Более того, было сделано все возможное и невозможное, чтобы новый президент «царем» никогда не стал. Не будем вдаваться в анализ причин почему случилось именно так, хотя, если вспомнить, что у Украины весьма незначительный опыт государственности, а традиции сильной власти, консолидированной и персонифицированной, нет вовсе, то многое понятно.

Кучма был слабым правителем. Еще в 2001-2002 гг., некогда взращенный им экс-премьер Ющенко начал готовится к президентским выборам, собирать пул спонсоров и коалицию союзников. В поисках противовеса Кучма сблизился с прежде недружественными донецкими кланами, чей представитель Янукович вначале получил пост премьера, а затем был объявлен официальным преемником. Кстати, у Януковича объективно было больше «царского» потенциала, поэтому многие олигархи его боялись существенно больше Ющенко (глубоко теоретически "царицей" вполне могла бы быть Тимошенко, но ей мешает даже не пол, а то, что раньше называли "необузданностью"). Голубой мечтой уходящего Кучмы была конституционная реформа, т.е. политическая кастрация своего преемника, кто б им в итоге ни стал. Этот замысел так или иначе был поддержан большинством олигархов и в итоге реализован.

Если спроецировать все это на Россию 1999 г., то, очень условно, получится сценарий, при котором Ельцину и "семье" бросает вызов какой-нибудь Чубайс или Кириенко. Лужков назначается премьером, а затем объявляется ельцинским наследником. Вокруг Чубайса-Кириенко собираются все обиженные на Лужкова, а исподволь ему помогают и «союзники» премьера вроде Абрамовича. Ельцин же активно интригует и пытается с переменным успехом всех разводить, преследуя цель переписать Конституцию ради сокращения полномочий будущего президента. Смешно же просто…

Россия — не Украина. И слава Богу!

2

Политическая программа и риторика Ющенко эклектичны. Ющенко, как и Кучма, и Янукович, и Саакашвили, и Путин, и Лукашенко — не правый и не левый, не либерал и не консерватор, не фашист и не социал-демократ. Избирателям он предложил «микс» из разваренных до полного безвкусия кусочков либеральных и социалистических идей, провинциального украинского национализма и провинциального же западничества. Но главным компонентом все же был протест. Протест против непопулярной «влады», раздробленной, нерешительной, а потому не опасной, т.е. чрезвычайно удобной в качестве мишени.

Соответственно, себя бывший председатель правления Нацбанка и бывший премьер подавал как оппозицию. К несомненным успехам его команды надо отнести навязывание сопернику собственной повестки кампании «власть против оппозиции». Кстати, при любой другой повестке Ющенко бы неизбежно проиграл. Это и «пророссийский кандидат против прозападного», и «кандидат Востока против кандидата Запада (во всех смыслах)», и «кандидат от промышленников против кандидата от спекулянтов» и пр.

Многие считают успехом также и то, что Ющенко сумел сформировать вокруг себя «антиянуковичевскую коалицию», подтянув и Тимошенко, и Мороза, и Омельченко, и в какой-то степени Литвина и пр. С одной стороны, плюсы очевидны. Союзники – это ресурсы. Материальные, организационные, интеллектуальные. Союзники – это сила, точнее демонстрация силы. Раз к тебе идут, значит ты серьезный претендент. Представляй Ющенко только самого себя, он не получил бы той западной поддержки, какую в итоге получил. Лидер коалиции есть лидер коалиции. Ставка на него не будет чистым авантюризмом. С другой стороны, рассчитываться после выборов с союзниками всегда трудно. На всех победы никогда не хватает, а дальше неизбежны обиды, конфликты, проблемы.

Запад Ющенко очень помог. Деньгами, людьми (большую роль, например, сыграли европейские «наблюдатели», которые открыто выступали на стороне Ющенко) медийным и политическим ресурсом, в том числе по каналам разведок. Без западного участия могло бы состоятся «Мариинское соглашение» о «третьем туре» и конституционной реформе. Но вряд ли можно говорить о каком-то общем плане властей США и ЕС по избранию Ющенко, реализацией которого занимался единый центр. На самом деле, «Запад» в контексте российской или украинской внутренней политики — это как официальные власти, так и сеть правительственных и неправительственных структур, нередко между собой формально не связанных, порой даже недружественных (как структуры Республиканской партии и Сороса). Как официальных, так и неофициальных (даже нелегальных). Каждый из них действует по собственной программе — мониторит элиты, отслеживает и корректирует общественное мнение, раздает гранты, проводит учебы политиков и журналистов. Но у них общая стратегическая цель, к примеру, вестернизация элит СНГ. Такие сетевые структуры существенно эффективнее административных пирамид и олигархических «систем». Особенно это проявляется непосредственно на выборах и непосредственно перед ними, когда начинается работа на общего кандидата. То, что Ющенко сумел им себя «продать» — отдельный его успех. Впрочем, как говорится, обратно себя уже не купишь.

Еще одно важное достижение — это умелое использование «постиндустриального языка» — поп-музыки, fashion, Интернета, позволившее собирать и удерживать толпу. Богема не зря захлебывается в восторге по поводу киевских хепенингов. Ющенковский консультант Ярослав Лесюк удачно подобрал оранжевый цвет (он – бывший психиатр, кстати, также придумал использовать в символике подкову, а в слоганах слово «так»). В России политтехнологи уже не один год играют с «цветами кампании», крутят агитационные песни, устраивают концерты поп- и рок-звезд, наряжают агитаторов в форменные майки, шапки и пр. Но количество в качество перешло все-таки на Украине. Сказался масштаб кампании, все-таки глава государства, а не региона или города.

Впрочем, может, дело и не в масштабе. Прецедент, наверное, мог случиться и раньше, причем в России. В 2003 г. банкир Веремеенко пытался захватить Башкирию и свалить своего бывшего партнера по бизнесу президента Рахимова. Консультанты Веремеенко посредством в т.ч. «постиндустриального языка» готовили антирахимовскую «революцию», сценарий которой очень походил на грузинский и украинский. Веремеенко вышел во второй тур и готовился выводить людей на улицы после объявления Рахимова победителем. Но напуганный башкирский хан сумел за неделю договориться с Кремлем, который приказал банкиру свернуть кампанию.

3

Но все же Ющенко выиграл не потому, что навязал Януковичу свою повестку, сколотил коалицию, получил поддержку Запада и нарядил своих сторонников в оранжевое.

Ющенко выиграл потому, что проиграл Янукович.

А тот проиграл, во-первых, потому, что, как уже говорилось, украинский олигархат боялся получить «царя». А поэтому не выделялись деньги, затягивалось принятие важных решений, саботировались все же принятые. Хеджируя риски, многие помогали Ющенко и пр. О чем говорить, когда Кучма в ходе кампании публично одергивал Януковича, делал ему выговоры за плохую работу, критиковал предложение придать русскому языку статус государственного? Президент подавал ясный сигнал, что в Януковича не следует вкладываться по полной.

Ющенко же по духу гораздо ближе Кучме, только тот до известного момента не мог добиться согласия на конституционную реформу и гарантий неприкосновенности для себя. (Впрочем, как хорошо знают все, кто работал на Украине, не важно – в бизнесе или политике, «да» в устах украинца не значит ничего.)

Во-вторых, у Януковича и его людей не хватило воли и интеллекта. Поражение не должно оставаться сиротой. Всем известные «начальники штаба Януковича» Тигипко и Чорновил-младший — это «говорящие головы» для читателей и телезрителей. На самом деле кампанией Януковича руководили вице-премьер по ТЭК Андрей Клюев и его брат Сергей — крупные донецкие собственники, спонсоры и друзья премьера, а также его советник Эдуард Прутник, депутат Рады Сергей Ларин и политтехнолог Юрий Левенец. К принятию ключевых решений были допущены консультанты Владимир Грановский, Тимофей Сергейцев, Искандер Валитов и Дмитрий Куликов.

Меня спросят: а как же вездесущий Павловский? Разве не он рулил всей Украиной? Увы. Придется разочаровать как недоброжелателей, так и поклонников Глеба Олеговича. Павловский регулярно приезжал в Киев, излагал какие-то свои предложения, выслушивал басни штабистов Януковича о том, что все идет хорошо, и записывал их пожелания. «Тут нам хотелось бы сюжетец на „Первом канале“, а тут запланирован такой-то информационный повод и его надо бы осветить, а еще поработайте с нашей диаспорой в России…» И возвращался обратно в Москву. Контракт на диаспору (и весьма приличный бюджет) Павловский действительно получил. Но никакого влияния на происходившее на территории Украины он не имел. Можно говорить о каком-то участии Марата Гельмана, который работал непосредственно на Медведчука. Но штаб Януковича Гельмана ненавидел и уже в конце июля добился его увольнения. Еще немного помелькал Вячеслав Никонов (он, кстати, вообще не политконсультант, а политолог) протежируемый Евтушенковым. Но это уже было совсем несерьезно.

Руководители штаба Януковича еще в мае-июне убеждали себя и других, что грузинский вариант на Украине принципиально невозможен, что союз с Тимошенко обрушит рейтинг Ющенко, что он вообще никогда не наберет больше 30 % и т.д. А главное — по численности населения «януковичевские» регионы в два раза больше «ющенковских», так что можно особо не волноваться…

Вся кампания премьера свелась к банальной рекламе: щитам, листовкам, роликам, концертам, полевой агитации и показу официозных мероприятий по ТВ. Штаб пытался опираться на губернаторов и отделения партий, выдвигавших Януковича в президенты. Но украинские губернаторы — назначаемые чиновники, многие из них ни разу в жизни сами не проходили выборов (разве если депутатские), т.е. просто не знают толком, что это такое. А партийные отделения на Украине, как и в России, на самом деле — фиктивные структуры, имеющие по 20-30 человек дееспособного актива, они способны только проводить заседания и разворовывать присылаемые деньги.

Смешно слушать про административный ресурс Януковича, особенно про «подконтрольные СМИ». Характерный пример. Крайне непопулярный на Украине человек — еще один экс-премьер Лазаренко (кстати, злейший враг донецких), находящийся под судом в США, вдруг заявил, что поддерживает кандидатуру Януковича. Ясно, что он сделал это по просьбе штаба Ющенко. Об этой «поддержке» раструбили почти все СМИ, которые якобы контролировались Медведчуком и Януковичем. А когда им стали пенять, руководители СМИ прикинулись идиотами: «Что мы не так сделали? Это ж новость!» Все информационные поводы Ющенко так или иначе отражались всеми СМИ. Ну и что, что обычно в негативном свете? Избиратели знали, что власть не может реагировать позитивно, и негатив пропускали мимо ушей. Зато (и это важнее!) люди видели, кто «идет против власти», кого «власть не любит», и как много он делает и как ничего не боится.

Более того, штаб Януковича отказался от наступательных методов работы и не вел кампанию не только на западных территориях, но и в центре. Практически без боя были сданы Киев, Полтава, Житомир, Винница, Чернигов, Кировоград. При том, что «ющенковцы» активно работали и на востоке, и на юге. Даже в Крыму, где более 70 % населения — этнические русские, Ющенко уже в сентябре имел под 20 % рейтинга. Янукович реально контролировал только Донецк, Луганск и Запорожье.

В этих условиях вся надежда осталась только на фальсификацию. Но «ющенковцы» к такому сценарию готовились, изо всех сил накручивали избирателей, что их кандидат проиграть не может, а если все-таки проиграет — значит, результаты выборов сфальсифицированы и всем надо выходить протестовать против «беспредела». В штабе Януковича даже в конце октября не верили, что Ющенко выставит на улицы штурмовиков, а тем более выведет многие тысячи сторонников. К тому же эффект от вброса за Януковича на востоке частично нивелировался параллельным вбросом за Ющенко на западе. И, как показали все события, случившиеся после второго тура: не главное одержать победу, главное ее удержать.

4

Чего ждут от Ющенко его избиратели, особенно те, кто мерзли за него на Майдане, кто были готовы пойти под дубинки «беркутов», кто считает его победу своей?

Среди активных «оранжевых» ясно выделяются три группы — западники, поборники социальной справедливости и националисты. В России, кстати, во многом похожая структура протестного электората, что, собственно, и подстегивает доморощенных «революционеров».

Западники хотят, чтобы Украина как можно скорее интегрировалась в западные структуры, т.е. в Европейский Союз и НАТО. Будущее второразрядной европейской провинции, вроде Польши, кажется им достойнее и краше прошлого «младшего брата». Им не нужно Единое экономическое пространство (ЕЭП) с Россией, они готовы пустить в страну НАТОвские базы.

Националисты мечтают об украинизации страны. А точнее — «деруссификации». На практике это означает в первую очередь выдавливание русского языка, который они не стесняются называть «языком блатняка и попсы», из школ, ВУЗов, СМИ. Сюда же примыкают униаты и раскольники-филаретовцы, рассчитывающие на поддержку в борьбе с Украинской православной церковью.

Поборники социальной справедливости настаивают на перераспределении национального богатства. Конечно, далеко не все из них радикальны и грезят о национализации или публичных казнях капиталистов и бывших министров. Но в необходимость «социально ориентированной» политики они верят все, как и в то, что оплачивать ее должен крупный бизнес.

А все вместе они ждут от Ющенко обновления властной элиты, «равноудаления» олигархов и вообще демонтажа олигархического режима.

НЕ ДОЖДУТСЯ.

В ожидании благодатного аншлюса, разумеется, придется «европеизироваться». Будут приниматься «прогрессивные» законов и программ, написанных «экспертами» всяких международных контор, будет много словесного блуда на тему «европейского пути Украины».

Однако Западу Украина интересна в первую очередь как «антиРоссия», противовес России и ограничитель ее влияния. Вашингтон и Брюссель очень устроит перманентная тяжба московского Ивана Ивановича с киевским Иваном Никифоровичем. Под это дело Ющенко будут подбрасывать денег, похлопывать по плечу, говорить всякие приятные слова. Но в Шенгенскую зону Украину не пустят. И в Евросоюз тем более не позовут.

ЕС еще много лет будет переваривать восточноевропейские приобретения 2004 г. И надо еще дождаться конца процесса ратификации Евроконституции, не факт, что все пройдет гладко и у ЕС не возникнет куда более актуальных проблем.

Переговоры о вступлении — сами по себе тоже дело длительное, Турция, скорее всего, будет переговариваться лет 15 . И, возможно, без толку, поскольку вопрос о принятии могут вынести на национальные референдумы. Украина, конечно, с Ираком не граничит, нет у нее проблем вроде кипрской и вообще исторически это христианская земля. Но «социально-экономически» — это «постсововетское пространство», бывшая территория СССР (а не Восточного блока), входившая в Союз с самого его создания, со всеми вытекающими последствиями. А поскольку Украина к тому же просто большая страна — по территории, населению (больше той же Польши) — то трудно даже примерно оценить масштаб вложений, необходимых для ее приведения к европейскому знаменателю хотя бы по инфраструктуре.

То же самое НАТО. Чтобы туда приняли, украинцам нужно будет реорганизовать свою армию, куда более разложившуюся, чем российская. В целом это тоже вопрос не двух и не трех лет. Хотя базы, если сильно приспичит, поставят.

С другой стороны, полная зависимость Украины от поставок российской нефти и газа, усугубляемая трудовой миграцией сотен тысяч украинцев, не позволит при строительстве «антиРоссии» впадать в излишний фанатизм.

Так что западников, как тех пассажиров с билетами на Львов из скетча Михаила Жванецкого, придется попросить уйти из аэропорта…

Теперь по националистам. На организованную «деруссификацию» или масштабные гонения на Церковь Ющенко не пойдет. И не потому, что посчитает это неправильным или испугается последствий. Чтобы переформатировать не только настоящее, но и прошлое огромной части страны, десятков миллионов людей нужно обладать масштабом личности Мустафы Кемаля Ататюрка. А Ющенко совсем из другого теста.

Зато надо быть готовым к потворству украинских властей всяческим антирусским пакостям: захватам храмов, погромам, вандализму и пр. Будут угрозы прекратить вещание российских каналов на Украину. Будут всякие приграничные инциденты. Подобное случалось и при Кравчуке, и при Кучме, просто при Ющенко будет больше.

Рано или поздно, но, наверное, даже самый тупой бандеровец поймет, что его надули.

Большое разочарование постигнет тех, кто поверил, что Ющенко будет «социально-справедливее» предшественников.

Сам Ющенко — лидер коалиции «олигархов-lights», отжатых в 1990-е гг. или просто недовольных своей долей. Тимошенко, Порошенко, Червоненко, Жвания, Мартыненко, Волков, Григоришин и пр. жаждут реванша, а некоторые из них — и личной мести. Переделы неизбежны даже при стабильных режимах, ясно что «обновленная» Украина этого не избежит. Но в итоге произойдет не «радикальное обновление элиты» и не «равноудаление», а всего лишь ротация олигархата. Кучминские министры и губернаторы уйдут заниматься своими бизнесами, на их место придут другие бизнесмены. Какое-то количество интеллектуальной обслуги подтянется за патронами, немного перетряхнут силовиков, и все. Коррупция … Если учесть, что сейчас, к примеру, по версии Transparency International,Украина находится на 122 месте (из 145), то фронт работ велик. Вплоть до второго срока можно бороться, глядишь, получится до 100-го места дотянуться… Нет, какую-то мелочь, конечно, посадят и разорят на потеху черни. Но нам не увидеть арестов бывших чиновников с последующим требованием выкупа с родственников или публичных аукционов по продаже их скарба и т.п. представлений в стиле раннего Саакашвили.

На Украине так и не будет "царя". С учетом конституционной реформы, на которую Ющенко согласился, по сути, подставившись под серп, президент там будет даже не "шерифом", а "арбитром", объем реальных полномочий которого зависим от набора ряда переменных факторов. Если в России соревновательная олигархия сменилась консенсусной (вокруг фигуры Путина), то на Украине "забеги" продолжатся, пусть и с некоторыми изменениями в составе участников. Особенно весело будет, когда лидеры оранжевых начнут воевать друг с другом, привлекая в союзники вчерашних «кучмистов» и донецких. И от Ющенко не дождутся ни точечной работы с «нарушителями конвенции» по образцу Путина — с высылками за рубеж или показательными посадками и конфискациями, ни тем более – периодических чисток, вроде тех, что устраивает Лукашенко. Силы у него слабые.
Возможно Суркиса, Медведчука и их партнеров заставят что-то вернуть Григоришину, еще с кем-нибудь поделиться, а у Ахметова и Пинчука отберут "Криворожсталь". Но не более. А дальше – вперед, еще много собственности хорошей и разной. Надо готовиться к новым выборам в Раду. Будут тайные непубличные сговоры в тиши охотничьих домиков и бань, утечки, предательства, новые сговоры.

Украина останется Украиной.

5

Поклонники «оранжевой революции» воспринимают Ющенко как «антиПутина». Различие проводится в первую очередь по мифологизированным версиям их восхождения к власти. Путин, малоизвестный бюрократ, назначенный политиком, вознесенный в наследники Ельцина «семьей», избранный благодаря массированному использованию политтехнологий и административного ресурса. И Ющенко, кадровый руководитель, политиком стáвший, сумевший объединить украинскую оппозицию, победивший на выборах несмотря на весь задействованный против него административный ресурс и политтехнологии. А потом еще возглавивший народную революцию. При таком поверхностном взгляде различие налицо, и оно явно не в пользу российского президента.

Хотя на самом деле Ющенко — такой же продукт политтехнологий, как и Путин, а информация о его расхождениях с Кучмой, мягко говоря, преувеличена.

Но главное различие, разумеется, совсем в другом.

Путин — не тот, за кого его выдают передачи центральных российских телеканалов, и не тот, кем его считают оппозиционные колумнисты. Он не демократически избранный президент, правящий от имени и в интересах народа, и не самовластный диктатор. Путин сейчас — крупный российский олигарх, которому другие олигархи кто добровольно, кто не совсем делегировали часть своей власти.

Ющенко — не тот, за кого его выдают передачи центральных российских телеканалов и не тот, кем его считают «простые народные» сторонники на Украине и поклонники в других странах. Он не «выкидыш» толпы, оплаченной агентами двух «обкомов» — вашингтонского и брюссельского и не «вождь народа». Ющенко — «обычный» украинский олигарх, вырвавший по итогам сложной многоуровневой интриги, в которй участвовали как украинские, так и зарубежные акторы, статус, который дает ему возможность инициировать переделы власти и собственности и в дальнейшем осуществлять ограниченный арбитраж внутри олигархата.

6

Все сказанное так или иначе относилось к теме, вынесенной в заголовок — я объяснял, чем политические ситуации России и Украины между собой различаются. Теперь нужно, наконец, разъяснить подзаголовок.

Путина можно обвинять во многих вещах. Но он еще никогда не призывал народ выходить на улицы, чтобы защищать его, Путина, пост, его статус в олигархическом community и его претензии. Он не манипулировал готовностью претерпеть страдания и даже умереть за идеалы, в которые сам явно не верит.

Ющенко, устроивший «оранжевую революцию», этим манипулировал. Да, у него не хватило смелости послать людей штурмовать правительственные здания. Но у него хватило совести месяц морочить людям головы, рассказывать им, что, стоя на Майдане, они борются за его власть, и тут же, буквально за углом, этой властью торговать. Конституционная реформа Кучмы, даже если Ющенко попробует отобрать полномочия назад, все равно войдет в учебники как пример удивительной подлости по отношению к собственным сторонникам.

Будучи целиком сотканным из главных постсоветских мерзостей – клептократии, провинциальщины и западничества – Ющенко претендует не просто на победу на выборах, а на собственную революцию. Можно по-разному относиться к революциям, но попытки Ющенко фактически прописаться в истории рядом с Кромвелем и отцами-основателями США, Лениным и Хомейни, однозначно представляются возмутительной наглостью.

Над Саакашвили еще можно было смеяться, списывая объявление «революцией» насильственную отправку Шеварднадзе на пенсию на известную грузинскую склонность к преувеличениям. Ющенко — это уже не смешно.

Я не желаю ему зла как человеку. Но убежден, что будет справедливо, если он недолго просидит в президентском кресле.

P.S. Единственное, что, несомненно, объединяет фальшивые "революции" и настоящие, так это пожирание "детей". Ускользнувшие от прожорливой "мамы" обычно пишут статьи и книги про "преданную" или "проданную" революцию. Ждем мемуары "ветеранов Майдана".