На главную
Главная
Тексты
Переводы
Тексты друзей
Форум
Об авторе
Написать автору
Интересные сведения

 

 

В оформлении сайта использована живопись и графика Михаила Молибога

Тексты | Два неудачника

Восемь месяцев назад я написал статью, в которой констатировал, что у российской «партии революции» появились два претендента на роль лидера – Рогозин и Касьянов. Еще тогда их перспективы представлялись весьма сомнительными. А сейчас уже можно с уверенностью говорить, что ни тот ни другой лидерами не станут (несмотря на то что Рогозин даже внешне похож на Саакашвили, а Касьянов по ряду формальных признаков – готовый «русский Ющенко»).


Восемь месяцев назад я написал статью, в которой констатировал, что у российской «партии революции» появились два претендента на роль лидера – Рогозин и Касьянов. Еще тогда их перспективы представлялись весьма сомнительными.

А сейчас уже можно с уверенностью говорить, что ни тот ни другой лидерами не станут (несмотря на то что Рогозин даже внешне похож на Саакашвили, а Касьянов по ряду формальных признаков – готовый «русский Ющенко»).

1

Сразу нужно пояснить, что объективно лидер «партии революции» – это не лидер отдельно взятой партии или даже коалиции идеологически близких друг другу партий и организаций. Таковым может стать тот, кто объединит вокруг себя пусть не все, но большую часть сил исходно идеологически враждебных друг другу сил (например, левых троцкистского толка и русских националистов, т.н. правых либералов и православных социалистов) на общей антипутинской платформе. Разумеется, объединит не просто так, а для того, чтобы эффективно выступить на выборах 2007-2008 годов, а потом заявить претензии на их пересмотр, апеллируя к западному общественному мнению и заранее мобилизованной «улице». И в конечном счете сорвать передачу власти наследнику Путина и свергнуть нынешний режим.

Почему я сейчас уверен, что Рогозин и Касьянов не станут лидерами «партии революции»? Есть причины как объективного, так и субъективного характера.

Не только непосредственно двумя названными деятелями, а всей «партией революции» упущено время. Точнее, как минимум три времени. Время для объединения если не в публичную коалицию, то хотя бы в некую «протокоалицию», участники которой как минимум вчерне согласуют свои шаги и не предпринимают друг против друга враждебных действий. Время для активного раскручивания «революционной» повестки даже не отдельно взятых будущих выборов, а российской политики в целом. И время для создания и запуска политических машин, собственных СМИ и пр.

Получится или не получитс я организовать «революцию» в России – сама эта тема стала обсуждаться год назад после успеха «оранжада» на Украине. Не Сербия и не Грузия, а именно Украина воспринималась многими как пример для подражания или как опасный прецедент. Хотя, собственно, между кучминской соревновательной олигархией и путинским консенсусом довольно много принципиальных различий, исключающих возможность приложения к России украинского сценария. Однако даже на Украине будущим оранжевым и их зарубежным friends потребовался не один год как на собственное объединение, так и на раскачку общественного мнения, мобилизацию сторонников. Понятно, что в России даже на относительный успех в 2007 году можно рассчитывать, только если начал готовиться в 2004-м. И вкладывал при этом кратно больше ресурсов. А иначе – sero venientibus ossa (поздно приходящим – кости).

Разумеется, в свое оправдание «революционеры» могут сослаться (и в личных беседах ссылаются) на массу причин. На то, в частности, что их украинские, а также грузинские «коллеги» очень быстро перестали быть образцом для подражания и откровенно дискредитировали саму идею «революции». Что последствия свержения Акаева, а также провал «революции» в Азербайджане, неудачи оппозиции в Казахстане, Армении и в скором будущем в Белоруссии тоже дискредитируют и деморализуют. Что западные структуры не помогают, а когда помогают, то мало (зато, кстати, успехи Алиева II и Назарбаева, помимо прочего, объясняются тем, что их симпатизанты на Западе оказались сильнее их недругов). Что Кремль вовсе не расположен терпеть попытки строить под своим носом «инфраструктуру надежды» и не просто защищается, а наступает и при этом не комплексует и т.д. Мол, тяжело вести пропаганду. Тяжело работать.

Можно сказать, что за деревьями не видят леса – нет в России массового спроса на «революцию», «партия революции» и численно, и по влиянию, и по объему ресурсов кратно уступает «партии стабильности», а большей части населения вообще нет дела до игр политиков, политконсультантов и экспертов, люди заняты кто выживанием, кто потребительством.

Однако на это вполне разумно можно возразить: спрос есть дело формируемое, для раскрутки повестки в первую очередь нужны деньги и люди, которые относительно честно их освоят. Раз вы не можете найти деньги (да и людей соответственно тоже), то, значит, либо вы «плохие танцоры», либо сама идея «революции» – мертворожденная.

Большие деньги с Запада (и, возможно, от некоторых российских инвесторов) пойдут только под нечто серьезное, т.е. для начала претенденту на лидерство в «партии революции» надо было доказать, что он серьезный человек, а не шут гороховый и не обиженный политпенсионер. Как доказать? Продемонстрировать некую дееспособность своего политического проекта и собственную адекватность. Проколы случились уже на этой стадии.

2

В начале года «Родина» обоснованно считалась перспективным политическим предприятием. С учетом публичных заявлений Рогозина о роспуске «президентского спецназа», о необходимости «убить дракона» и т.п. ее стали рассматривать как потенциальный «революционный таран». Но именно что потенциальный. Было понятно, что западные игроки (и то далеко не все) вложатся в левопатриотическую, «социал-державную» партию только в самом крайнем случае. Поэтому в контексте «революционного» проекта «Родину» обязательно следует переформатировать, «обобщечеловечить». Соответствующая программа предполагает отказ от резкой державнической и националистической риторики, разворот в сторону социал-демократии и альянс с «либерал-революционерами». Именно об этом практически открыто говорилось в статье «Левый поворот», подписанной Ходорковским. Именно это Рогозину пытались донести отдельные доброхоты из либерального лагеря весной-летом, когда тот, по вполне достоверным слухам, пытался налаживать сотрудничество с Ходорковским, Невзлиным и Березовским. Но на столь радикальные шаги «команданте Рого» не пошел. Испугался растерять красно-коричневых сторонников, а также окончательно испортить отношения с Кремлем. Соответственно, ни о какой «протокоалиции» и речи не зашло. (Правда, объективно, даже если бы вдруг Рогозин согласился и начал перекрашиваться, лидеры СПС и «Яблока» все равно с ним бы за один стол не сели. Явлинский и Чубайс с Гозманом и Белых – не «революционеры» и блюдут либеральную ортодоксию. А не с Каспаровым же разговаривать – так можно и до Шендеровича докатиться…)

Важно знать, что Рогозин, бросаясь «революционной» риторикой направо и налево, бахвалясь и грозясь, продолжал регулярно контактировать с администрацией президента. Кремляне в свою очередь время от времени осаживали «Родину» – «еврейское дело», кампания против принятия партии в Социнтерн, раскол думской фракции. Но не пытались ее уничтожить.

На выборах в Мосгордуму Рогозин сыграл очень рискованно. И выполнил все рекомендации с точностью до наоборот. Во-первых, он заключил союз с Кремлем, считавшим нужным немного подраконить мэрию (в то время как «Яблоко» и СПС договаривались именно с ней). О нелюбви Рогозина и Лужкова прекрасно известно. Во-вторых, в кампании «Родины» главной темой был сделан национализм, для приличия завернутый в «борьбу с нелегальной миграцией». Последнее моментально сделало партию уязвимой для обвинений в «фашизме». Но победить хотелось любой ценой, а «вкусную», т.е. электоральную тему национализма – приватизировать.

В ноябре стало ясно, что «Родина» может не просто победить, а победить по-крупному (набрать 15-17%, хотя, по моему мнению, и 12-13% для нее были бы успехом), а значит, существенно повысить свою капитализацию и уровень амбиций. (Свою немалую роль сыграли и события во Франции, спровоцировавшие в России и в отдельно взятой Москве дискуссию о миграции, нелегалах, национализме.) А вот это уже было Кремлю не нужно. Поэтому, когда мэрия, тоже в своем роде пойдя ва-банк, сняла рогозинцев с выборов через Мосгорсуд, Верховный суд их не восстановил. В каком-то смысле москвичи не оставили кремлянам выбора – ведь если бы «Родину» восстановили, то крупная победа была бы ей гарантирована. Возможно, что свою роль сыграл и «фашизм», ведь решение Верховного суда могло быть проинтерпретировано как поддержка «фашистов» федеральными властями. Да еще на выборах в столице…

Как бы то ни было и что бы кто ни говорил, но решение о снятии «Родины» было абсолютно правильным. Оно поставило ее в ситуацию, когда любое действие только ухудшало положение. Еще в самом начале кампании звучали угрозы ответить на «несправедливость» (тогда под нею подразумевался «недосчет» голосов) «майданом», а скорее «майданчиком». Правда, на самом деле к нему никак не готовились, ни морально, ни материально. И если бы Рогозин сгоряча все же позвал своих сторонников выходить на улицу, то получилось бы позорное недоразумение, которое сгребли бы ОМОНом за несколько минут. Поэтому он осадил своих сторонников, в первую очередь щенков из Молодежного союза «За Родину!», рвавшихся в бой. Типа выбрал меньшее зло. То есть утерся, заткнулся, предстал перед всеми болтуном, слабаком и неудачником. Рогозин даже не стал призывать избирателей «Родины» бойкотировать выборы. Более того, он выпустил заявление, в котором говорится: «Мы не пойдем ни на какие провокации, ни на какие сценарии изображения массового недовольства. Попадаться на удочку всяких массовых действий, устраивать подобные «майданы» – это не наши методы». Способный придумать более жесткий способ самоисключения из кандидатов на место лидера «партии революции» – пускай придумает.

Кстати, своим «фашизмом» Рогозин закрыл себе путь к любому альянсу с «либерал-революционерами». Если бы он все же позвал на «майдан», то на него пришли бы только какие-нибудь отморозки из каспаровского ОГФ или из «Обороны».

Так что теперь «Родине» осталась одна дорога. Окончательно отречься от «революционных» соблазнов, проклясть оранжевых, как зарубежных (благо есть отличный повод – «газовая война» с Украиной), так и местных, в первую очередь либералов, и развернуться вправо, чтобы стать «право-левой партией». Тут прошу не путать с КПРФ – та лево-правая, т.е. у нее левая доминанта в риторике левее, а у «Родины» она должны быть правой. И еще. Впредь Рогозину следует осторожнее играться с национализмом. Это помогает поднять рейтинг, но одновременно повышает антирейтинг и дает легитимные, с точки зрения большинства, основания для различных репрессий.

Если это сделать, то появится шанс стать нормальной системной оппозицией. Все прочие сценарии приведут только к новым провалам и в конечном счете к полной маргинализации.

3

У Рогозина, когда он решил попробовать стать «революционером», хотя бы была (и пока еще есть…) «Родина». У Касьянова не было ничего. Правда, несколько месяцев назад он наконец решился завести собственную партию. Политконсультант Богданов, кстати, в 2001-2002 годах работавший в аппарате «Единой России», уступил ему Демократическую партию России (ДПР). Сделка уже практически закрыта, остались формальности. 17 декабря Касьянова изберут новым председателем ДПР.

Кстати, за минувшие 15 лет кто только ее не возглавлял и кто только в ней не состоял – от Травкина и Каспарова до Глазьева и Прусака. Сейчас в попытках найти в ее истории нечто значительное напоминают, что в 1991 году ДПР выдвинула в президенты Ельцина. При этом деликатно умалчивается, что в 1996-м эта партия выдвигала уже печально знаменитого Лебедя. Но до недавнего времени, повторюсь, Касьянов политически был гол как сокол.

Однако главное не это. Когда в марте он объявил о готовности участвовать в президентских выборах, всем было ясно, что за этим последуют неприятности. Не буду останавливаться на разборе мотивов его более чем странной реакции на «дачный скандал». Просто ясно, что политик, публично предъявивший претензии на высшую власть, если к тому же он рассчитывает на некий результат, не имел права прятаться от обвинений за границей и отделываться заявлениями для прессы, переданными через помощников. Он же неделями держал своих симпатизантов в полном неведении и в итоге уменьшил их и без того невеликое число.

Старая история: господин Циннобер оказался крошкой Цахесом, соблазнившимся даже не госбанком или заводом, а всего-навсего дачей. Никакого компромата про Мишу-Два-Процента не понадобилось для выведения на чистую воду, всего лишь подняли одну сделку с казенной недвижимостью…

В принципе, о политике Касьянове после этой истории можно уже не говорить, он исчерпывающе показал, что политик – никакой. Про то, что партийный проект презентован только спустя девять (!) месяцев после заявления о президентских амбициях. Про то, что попытки сколотить коалицию или просто набрать соратников для экс-премьера (!) пока завершились привлечением двух (!) профессиональных лузеров – Хакамады и Старикова (один прославился тем, что включил в группу по выдвижению Ходоровского в депутаты Госдумы Лимонова, другая не побрезговала дать интервью лимоновской газете). И само собой – про «суперэлекторальное» заявление об «оптимальной» цене на нефть в 20-25 долларов за баррель (то был настоящий шедевр).

Да, говорить, в общем, уже нечего. Только еще одна деталь. В «революционной» тусовке и вообще среди либералов вторжение Касьянова на их поляну вызвало известный ажиотаж. «Революционеры» надеются, что Михмих прольет на нее «золотой дождь», потратит свои деньги, привлечет много западных. Облизываются и некоторые из тех, кто доселе в «революционных» плясках не участвовал. Действующих вождей «Яблока» и СПС, равно как и новоявленного крестного отца «либерал-революционеров» Невзлина, все это не может не напрягать. Уж раз даже Рыжков-младший из карликовой Республиканской партии критикует Касьянова… Актива и так кот наплакал, дееспособного – тем более, электорат – мизерный, а тут приходит дядя, сроду к либералам отношения не имевший и явно не желающий ни под кого ложиться, но зато намекающий, что всем надо ложиться под него. Так что тем, кто усматривает в многочисленных антикасьяновских публикациях и акциях последнего времени исключительно «руку Кремля», следовало бы расширить кругозор и вспомнить хотя бы Леонида Борисовича, уже даже однажды открыто пенявшего Касьянову за то, что тот не осудил покупку Газпромом Сибнефти. Даже если сам Невзлин не дает соответствующих указаний, его «смотрящие» в Москве могут действовать самостоятельно. Известно, что на Касьянова у них зуб за то, что полгода назад он их фактически послал. И понятно, что конечная цель «наездов» – добиться, чтобы «проект ДПР» не оставил их на обочине. В общем, как и ожидалось, катализировалось не объединение, а дальнейший раскол.

Касьянов тоже не лидер и не кандидат в лидеры. Сейчас максимум, что он может сделать, – скупить часть региональных организаций СПС и «Яблока», взять под себя некоторых «революционеров» (правда, тут можно далеко зайти: а ну как тот же Стариков предложит побрататься с Лимоновым, поклонница которого два года назад метнула в премьера яйцо?), затем выпустить их пар в гудок и попробовать продать Кремлю свое согласие сыграть роль «демократического кандидата». Таким предложением могут заинтересоваться.

В 1999 году Кириенко (тоже экс-премьеру) удалось объединить «Демократический выбор России» и всякую либеральную шушеру в блок СПС. Правда, он действовал по прямому поручению Кремля и к тому же вместе с Чубайсом и Немцовым. А сейчас тот же Чубайс никакой команды не получал. Но, может, пока не получал?..

В общем, пока Рогозин метался между «революционерами» и Кремлем, а Касьянов «тормозил» и прятался, «партия революции» не развилась даже в «протокоалицию», не начала разогревать собственную повестку и тем более не приступила к созданию политических машин. В 2006 год она войдет не только без лидеров, но и практически без каких-либо шансов на успех.